Это опция возвращает прежний вид Главной страницы Евгений Кудряц: Интервью со знаменитыми людьми , разворачивая свернутые и закрытые рубрики и блоки.

Восстановить Евгений Кудряц: Интервью со знаменитыми людьми Главную.

Интервью с экономистом Михаилом Хазиным

Михаил Хазин: «Кризис может затянуться»

michail_hazinЭкономист Михаил Хазин считается одним из самых авторитетных экспертов по проблеме мирового финансового кризиса. Он регулярно размещает статьи на эту животрепещущую тему на сайте www.worldcrisis.ru, выступает на радио «Эхо Москвы».

Сегодня Михаил Леонидович Хазин отвечает на вопросы нашего корреспондента Евгения Кудряца.

Е. Кудряц: Михаил Леонидович, Вы участвовали в одном из выпусков телепрограммы «Судите сами» (ведущий – Максим Шевченко), посвященной годовщине начала кризиса. На самом же деле он начался гораздо раньше, а год назад о нем только объявили во всеуслышание. Любопытно, что еще осенью прошлого года премьер-министр Российской Федерации Владимир Путин заявлял, что мировой кризис никакого отношения к России не имеет...

М. Хазин: Кризис, конечно, начался раньше, в конце лета 2007 года, когда Соединенные Штаты Америки стали пытаться «спустить» пузырь на рынке недвижимости. Это был ключевой момент, который вызвал «прорыв» инфляции из финансового сектора в промышленный и потребительский сектора экономики. А инфляция в потребительском секторе – это падение реального спроса, то есть падение доходов компаний.


Какое-то время они стремились эту ситуацию удержать, но к осени это стало невозможно, и с сентября 2008-го начался дефляционный этап кризиса, характеризующийся массовыми банкротствами и резким ростом безработицы. Именно этот этап в прессе и считают началом кризиса, хотя он к тому времени уже шел больше года.

Что касается России, то здесь кризис фактически начался весной 2008-го, когда западные банки стали постепенно закрывать кредитные линии для российских компаний, что резко сократило предложение ликвидности в российской экономике.

Именно в этот момент у нас реально начался кризис, но российская власть, как, впрочем, и любая другая, подумала, что, может, «пронесет», и по этой причине еще несколько месяцев говорила, что у нас все в порядке.

К сожалению, не «пронесло». Суждение о том, что Россию кризис минует, – достаточно наивно. Ведь если даже Соединенные Штаты Америки сумели бы еще продержаться какой-то период, например, год, то в России кризис всё равно начался весной этого года, независимо от Запада.

В своем экономическом прогнозе на 2009 год Вы пишете: «Вырисовываются два принципиальных сценария поведения правительств в уже начавшемся году. Первый: быстрое банкротство предприятий, оздоровление их балансов с резким ухудшением финансовых показателей государства. Второй: балансирование на грани массовых банкротств с точечной поддержкой валютой и бюджетом отдельных, максимально «здоровых»» предприятий и отраслей. Какой из этих вариантов был реализован?

Пока правительство России реализует самый простой вариант: оно вообще не борется с кризисом и не пытается никоим образом компенсировать те причины, которые его вызвали.

У правительства чисто симптоматический подход к лечению: у больного болит голова – дадим ему таблетку от головной боли. А вот почему у него болит голова, может быть, у больного инфаркт или, наоборот, тяжкое похмелье – такого анализа нет.

В правительстве сегодня кризисные проблемы компенсируют путем вливания в экономику средств из резервных фондов. Когда эти средства закончатся, тогда, конечно, правительству придется делать что-то другое и его реакция будет иной.

В том же прогнозе Вы высказываете парадоксальную мысль о том, что Германии нужен слабый евро. Вы бы могли прокомментировать эту позицию?

Это мысль совершенно естественная. Дело в том, что если вы посмотрите на Европу, начиная со времен «Плана Маршалла», то увидите, что для нее принципиально важно – сохранение экспорта в США. Это важнейший источник доходов, без которого современная Европа не может существовать. Если евро будет сильным, то для США экспорт станет невыгоден и будет заменен на экспорт из Китая или других стран. При этом нужно учесть, что у Европы начинаются большие проблемы, потому что основным проявлением кризиса является падение спроса в США, причем он будет падать и дальше.

Чем Европа будет компенсировать средства, которые она сегодня получает от экспорта в США, – пока непонятно. Может быть, это вообще невозможно!

Но в Германии было официально заявлено о том, что ситуация постепенно стабилизируется и уже можно говорить о новой стадии кризиса. Вы с этим согласны?

Конечно, нет! Никакого улучшения нет, так как реальным показателем спроса является финансовое положение компаний, а эти показатели очень плохие.

Достаточно сказать, что в Соединенных Штатах Америки на фондовом рынке соотношение акций доходности предприятий достигает исторического максимума. Всё зависит от спроса, а он падает. В части падения кредитования в потребительском секторе бьют рекорды: в июле спад был более 200 миллиардов долларов.

Если сравнивать этот кризис с кризисом 30-х годов прошлого века, то сегодня графики спада более мрачные, чем были тогда.

Другое дело, что в экономику вкладывается большое количество денег (в России и Китае – из созданных ранее резервов, а в США – за счет эмиссии), и эти деньги создают видимость позитивности показателей.

Но поскольку спрос не восстанавливается, а это – ключевой экономический показатель для нынешнего кризиса, то в реальности, как только деньги закончатся или начнется инфляция, ситуация сразу ухудшится. Никакие экономические механизмы пока не запущены и не могут быть запущены, так как мы прошли по пути спада примерно шестую часть.

Не так давно состоялась встреча «Большой двадцатки», и в своей статье, посвященной этому событию, Вы посетовали на то, что «причины кризиса умалчиваются». Так каковы основные причины финансового кризиса?

Основная причина кризиса состоит в том, что Соединенные Штаты Америки с 1981 года по 2007 год стимулировали совокупный спрос за счет кредитных механизмов. Называлось это «рейганомика». Для того чтобы этот механизм мог работать и дальше, одновременно с этим снижалась стоимость кредита: учетная ставка Федеральной резервной системы в 1981 году была 19 процентов, а к концу 2008 года она снизилась до нуля. Иными словами, механизм поддержания падения и спроса за счет роста долга в народном хозяйстве закончился.

В конечном результате, кризис – это ответ экономики на почти тридцатилетнее стимулирование и постоянное завышение совокупного спроса. Сегодня этот разрыв между избыточными расходами и реально располагаемыми доходами населения поддерживать больше невозможно, и он начинает самопроизвольно сокращаться.

Данный процесс будет реализовываться в несколько этапов, так как это падение мы должны пройти в течение нескольких лет. В результате, естественно, упадут не только расходы, но и доходы американских домохозяйств. Суммарное падение ВВП в Соединенных Штатах Америки по итогам кризиса составит около 55–60 процентов. Такая цифра не должна пугать, поскольку она во многом объясняется исчезновением гипертрофированного, накачанного эмиссией финансового сектора.

Реальный сектор экономки упадет процентов на 35–40, то есть так же, как и во времена «Великой депрессии». И пока экономика не войдет в состояние равновесия, кризис не закончится.

Тогда возникает закономерный вопрос: а когда же это произойдет?

Если сравнивать нынешнюю ситуацию с «Великой депрессией» в США, то тогда кризис длился три года, и экономические показатели падали на уровне 8–12 процентов в год. Но в то время государство фактически не поддерживало экономику.

Сегодня государство поддерживает экономику, поэтому при тех же 8–12 процентах «острая» стадия кризиса закончится за 5–6 лет (считая с середины 2007 года), но поскольку государство активно противодействует кризисным процессам, то этот срок может и еще затянуться.

А потом начнется новая, если так можно выразиться, «величайшая» депрессия, выйти из которой можно будет только после того, как будет найдена новая модель развития экономики.

«Партнёр», ноябрь 2009-го года

Михаил Хазин

Михаил Леонидович Хазин (родился 5 мая 1962, в Москве) – российский экономист, публицист, руководитель компании экспертного консультирования «НЕОКОН».
В 1984 году окончил механико-математический факультет МГУ.
С 1984 по 1991 гг. – научный сотрудник Академии наук СССР.
В 1992 г. – начальник аналитического отдела ЭЛБИМ-банка.
В 1993–1994 гг. – сотрудник Рабочего центра экономических реформ.
В 1995–1997 гг. – начальник Департамента кредитной политики Министерства экономики РФ.

В 1997–1998 гг. – заместитель начальника экономического управления Президента РФ.
С конца 2002 г. – президент компании экспертного консультирования «НЕОКОН».
Создатель и постоянный автор интернет-сайта Worldcrisis.ru, на котором размещаются обзоры состояния и прогнозы развития мировой экономики.
Автор многочисленных публикаций и интервью на экономические и политические темы.
Один из экспертов телевизионной программы «Однако».
Михаил Леонидович Хазин – знаковое явление в российской интеллектуальной элите. С годами значение его интеллектуальных работ будет, безусловно, возрастать.
Хазин заложил основы глобальной кризисологии, трансформировал предвидение кризисов в интеллектуальную технологию познания динамично изменяющейся реальности.
Явные признаки грядущего мирового кризиса, отчетливо проявившиеся в 2007 году, привлекли внимание российского экспертного сообщества к тем «проблемным зонам», о которых Михаил Хазин последовательно и планомерно размышлял в течение последних десяти лет.

Популярность строительства загородных домов привела к росту популярности наиболее удобного материала для кровли — битумной черепицы. Продажа битумной черепицы осуществляется многими компаниями, ведь такая черепица стоит недорого, а выглядит очень эффектно и очень долговечна.

GD Star Rating
loading...
GD Star Rating
loading...

Комментирование закрыто.